555 - 1234 - 567 [email protected]

ЖАН-ЖАК РУССО

Мое дело сказать правду, а не заставлять верить в нее.


ДЖОН ХОЛМС

Довольно много чистой правды в этом мире говорится детьми.


МАРК АВРЕЛИЙ

Говорить правду - это не столько дело воли, сколько привычки.

We Our Works

Choose a profession, you love, and you will not have to work a day in your life.

Конфликт в ДВК-2 и страхи Акорды

Конфликт в ДВК-2 и страхи Акорды

Выплеснувшийся в социальные сети конфликт в ДВК-2 между гражданскими активистами Натальей и Айдосом Садыковыми  и оппозиционным политиком Мухтаром Аблязовым и его соратниками закончился в итоге «исключением» Айдоса Садыкова из состава Оргкомитета этой виртуальной политической организации.

Пытаться разбираться в этой ситуации, где ключевую роль играют личные амбиции, обиды и претензии ее участников, можно, но, на наш взгляд, абсолютно бесперспективно. Хотя бы потому, что эмоции в ней зашкаливают, и, как всегда в таких случаях, правых не найти по определению. Тем не менее, из случившегося на этом фланге казахстанской политической линейки можно и нужно сделать выводы.

По нашей оценке, даже если непосредственным поводом для конфликта в ДВК-2 стали неосторожные высказывания Натальи Садыковой, расхождения между Айдосом Садыковым и Мухтаром Аблязовым носят куда более принципиальный характер, чем это кажется на первый взгляд, и объясняются как их личными человеческими качествами, так и логикой внутриполитических процессов в Казахстане. Другой вопрос, понимают ли они это сами? Мы допускаем, что не понимают.

Судя по публичным высказываниям Айдоса Садыкова в социальных сетях и отзывам лично знающих его людей, он – человек с активной жизненной позицией, готовый жертвовать и жертвующий многим ради того, чтобы добиться поставленных  перед собой целей. Будучи способным повести за собой людей, схожих с ним по типу и готовых идти рядом с ним, он с момента создания ДВК-2 делал упор на создание оппозиционной структуры внутри страны с расчетом на тех, кого знает и кому доверяет.

Учитывая выше сказанное, его пребывание в составе Оргкомитета ДВК-2 и не могло быть долгим. Дело в том, что данная «структура», после «исключения» Айдоса Садыкова состоящая из двух человек - Мухтара Аблязова и Булата Атабаева,  с самого начала носила виртуальный характер и, как мы видим, не предназначалась для проведения реальной организационно-массовой и политико-разъяснительной работы с целью создания оппозиционной политической организации внутри Казахстана.

По нашему мнению, Мухтар Аблязов после своего выхода в конце 2016 года из французской тюрьмы, скорее неосознанно, чем осознанно, в силу своего развитого инстинкта и богатого практического опыта политической борьбы и внутриэлитного противостояния, выбрал единственно возможный и эффективный для себя вариант политической активности – популизм. 

Это позволило ему свести к минимуму ограничивающее влияние двух ключевых факторов в деле партийного строительства – наличие денежных средств и численность сторонников. То есть достаточно тратиться только на поддержание своего присутствия в социальных сетях и информационно-пропагандистскую поддержку активности, а сторонников эффективно заменяют последователи. Нечто подобное практиковали и практикуют многие политические (и не только) лидеры по всему миру.

Именно поэтому в своих многочисленных интернет-обращениях и интернет-общениях Мухтар Аблязов начал с раздачи громких обещаний различным группам казахстанцев, в том числе называя высокие зарплаты и прочие блага, которые они обретут после прихода к власти в стране ДВК-2. Очевидно, что выполнить эти обещания в силу объективных экономических причин он вряд ли сможет, но это станет очевидно только в том случае, если ему действительно удастся занять кресло главы правительства. Во всех остальных случаях популизм оказывается для лидера ДВК-2 беспроигрышным выбором.

Следует отметить, что в данном случае Мухтар Аблязов отнюдь не первый, кто использует популизм в борьбе за власть. Ранее на постсоветском пространстве его так или иначе практиковали и практикуют действующие президенты Казахстана и России Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин, Да и за рубежом подобных политиков и государственных деятелей за последние годы появилось великое множество. Самым известным из них является президент США Дональд Трамп.

Более подробно на эту тему можно прочитать в статье «Средний класс и его предатели».  Мы же в дополнение хотим отметить два принципиальных, можно даже сказать, ключевых момента, которые содействуют распространению популизма как политической модели поведения во всем мире.

Во-первых, в условиях всеобщей глобализации и информатизации на несколько порядков увеличились плотность и скорость информационного потока. Неизбежным последствием этого стала всеобщая информационная маргинализации населения. За пределами выбранной сферы деятельности (профессии) люди все больше вынуждены верить или не верить, реагировать или не реагировать, соглашаться или отказываться, не опираясь на свои знания и жизненный опыт. Отсюда и такие явления как популярность социальных сетей, блогерство, хайп и так далее.

Во-вторых, в условиях существенного повышения после второй мировой войны уровня жизни населения, массового распространения потребительских настроений, сужения доступа к власти невидимыми ограничениями, в частности минимумом средств на проведение успешных избирательных кампаний, в целом заметно снизилась политическая активность населения. Соответственно, решения о поддержке тех или иных политических партий и политиков все больше и чаще стали приниматься не по политическим, а частным мотивам, исходя из личной ситуации, ожиданий, подсказок и советов.

Именно поэтому выбранная Мухтаром Аблязовым тактика популизма является не только единственно возможной для него в силу обстоятельств – отсутствия значительных свободных денежных средств и значимого числа активных, стойких и верных соратников внутри страны, но единственно правильной. Потому что, во-первых, она ни к чему не обязывает. И во-вторых, только такая политика будет воспринята маргинальными слоями населения, то есть людьми, которые способны и могут выйти на протестные акции, потому что им уже нечего терять кроме своих цепей.

Мы специально не будем рассматривать вопрос, окажется ли подобная тактика успешной и сможет ли она привести ДВК-2 и ее лидера в  Акорду, в силу ее чувствительности для всех и невозможности опереться на какую-либо более или менее объективную информацию вроде уровней поддержки избирателей. Отметим только два обстоятельства.

Первое. Акорда уже научилась бороться с оппозиционными себе структурами внутри страны - главным образом репрессивными методами. Пока Айдос Садыков для нее не представляет большой опасности, тем более что на создание более или менее работоспособной организации ему потребуются время и люди. Но теоретически, через год – два, он может добиться своего.  

Второе. Что касается Мухтара Аблязова и его популизма, то сегодня Акорда не может им ничего противопоставить. Но не потому, что лидер ДВК-2 прав в своих заявлениях. Дело в том, что в стране повсеместно растут протестные настроения, и соответственно любые смелые прямые заявления, благо что социальные сети заблокировать трудно, падают на подготовленную почву. Теоретически этому можно противопоставить популизм провластный, но ловушка  в том, что за сказанное на этом фланге придется отвечать не когда-то, а немедленно.

Именно отсутствием инструментов для противодействия и объясняется повышенная чувствительность Акорды к инициативам Мухтара Аблязова. Полагаем, что в администрации президента РК, Совете безопасности РК и КНБ РК, даже   представляя себе уровень реальной поддержки ДВК-2 внутри страны,  очень сильно боятся возможных непредвиденных событиев и сценариев – например, повторения трагических событий в Шаныраке или в Жанаозене, но с более неприятным для властей развитием. Вплоть до «не бархатной» революции.