555 - 1234 - 567 [email protected]

ЖАН-ЖАК РУССО

Мое дело сказать правду, а не заставлять верить в нее.


ДЖОН ХОЛМС

Довольно много чистой правды в этом мире говорится детьми.


МАРК АВРЕЛИЙ

Говорить правду - это не столько дело воли, сколько привычки.

We Our Works

Choose a profession, you love, and you will not have to work a day in your life.

Выход – убийство. Как Назарбаев разбирается с оппонентами

Недавно в сети всплыл мощный компромат на Назарбаева. Это разговор Назарбаева с Рахатом Алиевым. Он состоялся после убийства политика Алтынбека Сарсенбаева в феврале 2006 года. Многие наши сограждане продолжают верить Назарбаеву. Достаточно послушать эту запись и понять – Казахстаном руководит мафиози.

Спустя 10 лет Назарбаев убил и Алиева.

Мухтар Аблязов писал об этом так:

О Рахате Алиеве. Убил Назарбаев, а соучастница убийства - Австрия

Мы были знакомы с Рахатом Алиевым более 30 лет, еще со студенческой скамьи. Я знал Рахата очень хорошо.

Многим известен период наших «военных» отношений, когда Рахат был на пике своего политического могущества и административного влияния. Да, в свое время он был ближайшим доверенным помощником Назарбаева во всем: и в бизнесе, и в политике, и в семейных вопросах. Тогда он выполнял прямые поручения Назарбаева и только Назарбаева. Алиев был исполнителем своего тестя. И вся полицейско-КНБшная машина давила бизнес и преследовала оппозицию только по прямому поручению Назарбаева.

Не нужно быть наивным и верить историям, что Назарбаеву в какой-то момент «открыли» глаза на действия Рахата. Все это ерунда! Это я заявляю вам как один из самых активных участников борьбы с системой, которую выстраивал Назарбаев. Мы создали ДВК и выступили против коррупции, непотизма и нарастающего авторитаризма. Рахат был для нас только одним из «продуктов» назарбаевского режима, всего лишь инструментом в руках так называемого «лидера нации», который использовал Алиева в своих целях.

Назарбаев всегда в курсе того, что делает его окружение. Более того, он подталкивал, натравлял и использовал в своих грязных делах даже своих ближайших родственников. В критический момент, когда он чувствовал опасность для своей личной власти, он предавал своих ближайших родственников, превращая их в мальчиков для битья, делая вид, что он «не знал».

Сегодня легко критиковать Рахата Алиева и бросать в него камни, тем более, когда его уже нет в живых. Но нужно признать, что после своего отъезда из Казахстана он стал принципиальным и жестким оппонентом Назарбаева. Рахат разоблачал казахстанский авторитарный политический режим со знанием дела и документами в руках. Именно поэтому он превратился в одну из главных мишеней репрессивной машины, действующей в личных интересах Нурсултана Назарбаева и его пособников, которая в конце концов добилась успеха.

Рахат Алиев убит. Убит своим бывшим тестем Назарбаевым, который действовал через своих подручных, «работающих» на государственной службе (КНБ). Они действовали не одни. Были наняты юридические, детективные и пиар компании, могущественные лоббисты. Они воевали с Рахатом по всему миру. Назарбаевские агенты преследовали Рахата сначала в Австрии, затем на Мальте и в Греции. Была запущена огромная машина по его ликвидации. Захватывали в посольстве Казахстана в Австрии его 80-летнего отца, покупали снайперскую винтовку, подкупали полицейских, чтобы отравить Рахата. Все последние 8 лет пытались его ликвидировать.

И вот Рахат Алиев убит. И соучастником этого убийства являются власти Австрии.

Более 7 лет австрийские власти отказывали Назарбаеву в преследовании Алиева, но в мае 2014 года неожиданно возбудили уголовное дело. Несмотря на то, что это дело юридически не имело никакого отношения к Австрии, и все обвинения казахских властей были сконструированы в отношении событий в Казахстане. Какие экстраординарные события могли произойти, что более 7 лет австрийские власти не реагировали на просьбы Назарбаева, а затем так ретиво взялись помогать его режиму? Думаю, что ответ ясен. Дело в подкупе лоббистов, юристов, бывших и действующих высокопоставленных чиновников Австрии.

Рахат мог не приезжать в Австрию, если бы он боялся казахстанских обвинений. Последние несколько лет он там не жил. Он часто менял свое местонахождение. Это мешало назарбаевским агентам провести операцию по его устранению.

Но он добровольно приехал, добровольно сдался полиции Австрии и был арестован. Посадив его в тюрьму, где он находился последние 9 месяцев, австрийские власти создали все условия для физического устранения Алиева. Поэтому они выступают соучастниками. А соучастники преступления, как известно, против себя никаких показаний не дадут и будут продвигать версию о «самоубийстве», прикрывая реального убийцу - Назарбаева.

Рахат мог договориться с Назарбаевым еще в 2007 году, в начале их конфликта. Получил бы немалые миллионы отступных от своего тестя за молчание, и вся история постепенно бы затихла. Но он выбрал борьбу. Многие строят различные версии: зачем он сделал такой выбор? Какие у него были причины? А какие были причины у Заманбека Нуркадилова, который долгое время был другом Назарбаева, мэром Алматы? Или у Алтынбека Сарсенбаева, который был много раз одним из руководителей предвыборного штаба Назарбаева? Какое это имеет значение? У каждого из них были свои причины. Но все они понимали, что так дальше жить нельзя.

Многие сомневаются в том, что в эмиграции Рахат Алиев стал сторонником демократического пути развития для Казахстана. Не берусь судить. Но то, что своими действиями Рахат боролся против главного врага демократии в нашей стране – это факт, не требующий доказательств.

Рахат мог пойти на сговор, но выбрал борьбу. Он боролся, рискуя всем, что у него было. Чтобы дети Рахата не общались с отцом, Назарбаев подкупил своих внуков, подарив им акции Казахмыса и других предприятий на миллиарды долларов. Это мне известно лично от Рахата. Нужно иметь немало воли, силы и решительности, чтобы противостоять этому подлому режиму. Противостоять, зная изнутри эту власть, понимая, что идет смертельная борьба.

И кто сейчас может говорить, что Алиев испугался и совершил самоубийство? Пойти на такую беспощадную войну, сжигая за собой все мосты, чтобы более, чем через 8 лет вдруг испугаться?

Назарбаев любит рассказывать истории из жизни Чингисхана, о том, как тот казнил своих политических противник и ближайших родственников по обвинению в предательстве. Назарбаев любит рассказывать, как Чингисхану приносили их отрубленные головы. Нам, бизнесменам, Назарбаев говорил, что он будет также расправляться со своими политическими противниками, и с теми, кого считает предателями, включая своих родственников.

Назарбаев говорит, что хочет для Казахстана будущего в числе 30 самых передовых стран мира, но ведет страну в мрачное прошлое, во времена Чингисхана.

В узком кругу министров и бизнесменов Назарбаев многократно обещал расправиться с Рахатом. Я неоднократно слышал это от Назарбаева в 2007-2008 годах. Он также обещал расправиться и с Заманбеком, и с Алтынбеком.

Перед смертью Заманбек публично заявлял, что он ожидает покушения, он закрылся у себя в доме, практически никуда не выходил. Знал о рисках и Алтынбек.

Мы все, кто реально оппонирует режиму Назарбаева, хорошо понимаем, что Назарбаев давно переступил черту. Власть в государстве захватило кровожадное чудовище. И это чудовище в борьбе за власть готово убить даже своих детей и ближайших родственников. Он разложил не только свою семью, он разложил всю страну.

Своих политических противников Назарбаев старается уничтожить в период важных политических событий в стране в назидание другим, чтобы запутать всех, кто хочет бороться с режимом Назарбаева. Так были убиты и Заманбек, и Алтынбек, а сейчас Рахат. Так Назарбаев накануне выборов в парламент расстрелял нефтяников Жанаозеня. Многократные попытки убийства предпринимались и в отношении меня. Алиева убили накануне новых выборов президента, опасаясь огромного объема разоблачительной для власти информации. Убили в сложный для страны экономический период.

Не верьте ни в какие легенды о «самоубийстве». Знайте: убийца Рахата- Назарбаев, и австрийские власти – его соучастники.

10 лет назад Рахат Алиев дал интервью Русской службе Радио «Свобода». В нем он рассказал о корнях своего противостояния с президентом Нурсултаном Назарбаевым, о событиях вокруг его книги «Крестный тесть». Напомним эту историю:

- Зачем вы написали эту книгу? Многие обозреватели и эксперты говорят, что это акт личной мести по отношению к президенту Казахстана. Так ли это?

- Должен огорчить этих всевозможных экспертов. И на Западе, и на Востоке очень мало знают о странах Центральной Азии, об авторитарных лидерах, которые управляют, в частности, в Казахстане уже на протяжении более 20 лет.

Но это было не просто мне - написать книгу, потому что меня с президентом Казахстана связывали до последнего времени не только служебные, но, в первую очередь, родственные отношения. Более 25 лет мы знаем друг друга, и это начиналось еще до того, как Нурсултан Абишевич Назарбаев стал президентом Казахстана.

Это было в далеком 1983 году, когда Назарбаев только-только приехал из Карагандинского обкома в Алма-Ату, стал работать в Центральном комитете Коммунистической партии Казахстана. И для меня это был все-таки такой, я бы сказал, рубеж. На моих глазах этот лидер, на которого мы работали, стал отходить от тех обязательств, которые давал перед страной, перед конституцией.

В частности, таким рубежом для меня стал февраль 2006 года, именно с этого момента наши дороги, так скажем, разошлись, потому что я не мог позволить себе продолжать быть рядом с таким лидером, который в своей работе применял все дозволенные и недозволенные приемы. Банальное криминальное правление с этого момента, можно сказать, четко оформилось де-юре.

- Я уточню вашу позицию. Вы считаете президента Казахстана политически и юридически ответственным за убийства или исчезновения оппозиционных лидеров в Казахстане, верно я понимаю?

- Действительно, вы правильно понимаете. Президент Казахстана как глава государства ответствен за те преступления, которые творятся в Казахстане, за все преступления. В первую очередь это убийство оппозиционного лидера - бывшего посла Казахстана в Москве Алтынбека Сарсенбаева. Его фактически казнили за инакомыслие, политическое противостояние режиму.

- "Лидер, на которого мы работали", - сказали вы, характеризуя Нурсултана Назарбаева. Но вы были частью этой системы. Как вы оцениваете свое место в той системе, которую создал Назарбаев с вашим же участием?

- Я этого не отрицаю. Я был до 2002 года, будучи призванным самим же Назарбаевым - как и многие мои товарищи, которые работали в бизнесе, имеющие опыт рыночной экономики не в теории, а на практике - мы были плеядой молодых людей, бизнесменов, которые получили образование в Москве. Многие окончили аспирантуры, докторантуры.

У нас удачно пошел бизнес, и Назарбаеву было крайне необходимо поставить вместо партократического коммунистического аппарата, управленцев, которые были в состоянии реформировать экономику Казахстана, перевести ее на рыночные рельсы.

Прозорливость Назарбаева заключается в том, что он смог взять на работу молодых людей, назначить их на должности заместителей министров, министров. И мы в течение 3-4 лет эффективно реформировали государственную монополию, государственную плановую экономику.

- Вы доктор медицинских и экономических наук, бывший генерал-майор, ваш бывший дипломатический ранг – чрезвычайный и полномочный посол первого класса. Если бы вы не были родственником президента, как вы думаете, вам бы удалось в Казахстане при Назарбаеве добиться таких успехов?

- Ну, прежде всего я опять хочу огорчить экспертов и вас в том числе. Мой отец был долгое время министром здравоохранения в 80-х годах, он академик, медик, врач, хирург, и я пошел по его стопам.

Ординатуру, аспирантуру, докторантуру я заканчивал в России, чтобы вот уйти от таких, - скажем, не обвинений, - а от сплетен, якобы мне помогали высокие родители или родители бывшей супруги. Это касается и кандидатской диссертации, которую я защитил во Втором московском медицинском институте, и докторской диссертации, которую я защитил в Омске.

Что касается докторской диссертации по экономике, то ее я тоже защитил в Москве. Я не могу сказать, что в каких-то вопросах не было поддержки со стороны Назарбаева. Конечно же, он, как глава государства, в каких-то вопросах мне, возможно, создавал режим благоприятствования. Но это исключительно базировалось на... Я бы сказал так, 50 на 50: с одной стороны - режим такой вот благоприятствования, с другой стороны - и спрос!

Он же не просто так меня выдвигал на какие-то должности, а именно с конкретной задачей. Если бы я не справился, он бы мог спокойно убрать меня с этого поста. Я всегда относился к государственной должности, я вам скажу, не как к приватизированной квартире, где дается ключ - и ты сидишь там пожизненно, а как, скажем, к комфортабельной гостинице.

- Может быть, то, что вы, в конце концов, оказались в опале и означает, что, по мнению Нурсултана Назарбаева, вы не справились? Вы были первым заместителем председателя Комитета национальной безопасности Казахстана, заместителем начальника службы охраны президента. Книга ваша называется "Крестный тесть" - с аллюзией на итальянскую мафию. Мафия мстит всегда, и то, что происходит сейчас с вами, многие расценивают как месть со стороны вашего бывшего тестя. Как вы думаете, удастся ли вам вернуться в Казахстан?

- Вы знаете, я не считаю, что я нахожусь в опале или бегаю от мафиозного режима Назарбаева. Я нахожусь на свободе, я нахожусь в Европейском Союзе, где презумпция невиновности, - я подчеркиваю! - где базовые демократические права человека соблюдаются, чего не хватает в Казахстане.

Будучи послом Казахстана при ОБСЕ, я выдвинул идею председательствования Казахстана в этой организации. Работая в Комитете национальной безопасности, на других должностях, я понимал, что фактически в Казахстане оппозиции как таковой, какого-либо инакомыслия, других подходов к развитию страны не было и не существует до сих пор.

И единственным возможным способом для реформирования, для подгонки внутреннего казахского законодательства до международного законодательного уровня, имплементации таких вот международных стандартов, - я имею в виду прежде всего западных - единственной возможностью было только влияние на авторитарного лидера.

Именно с этим связана та идея о председательстве Казахстана в ОБСЕ: чтобы Казахстан все-таки "пошел" по законодательству о выборах, по законодательству о свободе СМИ и, конечно же, по присоединению к Европейской конвенции по правам человека.

- Вы называете президента Казахстана в своей книге "коммунистическим султаном". У вас есть человеческое объяснение, что с ним произошло?

- Я думаю, что логично видеть кумира в том человеке, которого ты глубоко уважаешь. Я не отказываюсь от того, что действительно глубоко уважал Назарбаева. Его политический вес, умение бороться со своими конкурентами, умение стратегически оценивать проблемы - это все-таки советская партийная школа.

Фактически он и Каримов - два "динозавра" на постсоветском пространстве, которые захватили власть еще до распада Советского Союза. Это показывает, что они действительно сильные управленцы. Но, я подчеркиваю, в погоне за созданием внеконкурентного поля, внеправового поля, созданием для себя исключительных прав, даже поставив себя выше всех 15 миллионов граждан и изменив в мае 2007 года Конституцию Казахстана, он сам стал другим.

Единственный гражданин Казахстана - первый президент Казахстана - имеет право и возможность избираться пожизненно. Я вижу трагедию в том, что он поднимается все выше и выше и как бы витает в облаках, не опускаясь на землю. И при этом использует криминальные способы управления.

Если бы было сильное гражданское общество, если бы были сильные оппозиционные партии, если бы была возможность избирать и быть выбранным каждому гражданину... Но у нас все места в парламенте принадлежат его личной партии, нет верховенства закона, все судьи в Казахстане, вплоть до районного судьи назначаются Назарбаевым... Фактически это власть одного человека.

- Нервная реакция властей Казахстана на вашу книгу показывает, что и сам президент, и его окружение очень не хотят, чтобы граждане Казахстана читали ее. Я уверен, что вы далеко не все написали, что знаете очень много, и, если захотите, напишите еще. Возможны ли какие-то договоренности с нынешними казахстанскими властями - ваше возвращение на родину или снятие с вас уголовных обвинений? Или вы, в любом случае, будете продолжать деятельность, направленную на изменение политического строя республики?

- Сложный вопрос. С самого момента разрыва отношений с действующим президентом Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым мне не раз предлагалось дать интервью, записать себя на видеокамеру, что я признаю немыслимые и нелепые обвинения в мой адрес. Вот эти 40 лет, которые мне присудили заочно двумя судами, в том числе и военным закрытым судом... обвинили меня в различных, на их взгляд, преступлениях...

И это говорит о том, что все криминальное, что хотел повесить на меня режим - это все фикция, все это фальсификации, все это сфабрикованные дела. В первую очередь, они сфабрикованы руководителем Комитета национальной безопасности, генеральным прокурором, министром внутренних дел, ну, всем силовым блоком.

И это не секрет, есть аудиозаписи телефонных переговоров, которые, я подчеркиваю, были записаны самим же Комитетом национальной безопасности, где черным по белому сказано, как они готовили эту провокацию. Я не хочу заранее говорить о том, что нет возможности для переговоров.

Возможности надо использовать в любом политическом процессе, тем более, если это нужно для спасения хоть одной жизни – а сегодня люди массово репрессируются в Казахстане... Это уже не десятки, а сотни человек, которые закрытыми судами осуждаются на длительные сроки, в том числе и мои друзья, близкие, товарищи по работе, родственники. Я не исключаю, что возможны переговоры с целью вытащить их из тюрем Комитета национальной безопасности. Но это никогда не пойдет вразрез моим убеждениям.

- У вас есть сейчас возможность как-то общаться со своей семьей? Вы поддерживаете контакты с бывшей супругой, со своими детьми?

- В июне 2007 районный суд города Алма-Аты развел меня в течение одного дня с моей супругой... У нас трое детей, два сына и дочь, двое их них несовершеннолетние. Буквально за один день без моего присутствия, без адвокатов, все это решилось, опять же подчеркиваю, по прямому указанию Назарбаева.

С того момента, к сожалению, я не виделся ни с сыновьями, ни со своей дочерью, ну, и, соответственно, с бывшей супругой. К сожалению, телефонные номера постоянно меняются, не в состоянии я контактировать с ними. И конечно же, больше всего меня беспокоит судьба моей мамы, которая остается в Казахстане.

У нее конфискован паспорт, у нее нет возможности приехать в Европу, она не имеет возможности на воссоединение со своим мужем, который в Европе тоже находится, мой отец. Больше всего меня беспокоит этот вопрос.

Застольные разговоры президента Назарбаева с олигархом Машкевичем

Что делать с Рахатом? Австрию – исключить из ОБСЕ!

Открытое письмо Рахат Алиева президенту Казахстана, размещенное 6 августа на КУБе по адресу http://www.kub.kz/article.php?sid=18700 вызвало большой интерес в казахстанском обществе, о чем говорит количество читателей данной публикации (на данный момент 3727 человек) и количество комментариев к ней. А появившееся 9 августа сообщение о том, что Австрия отказалась выдать Казахстану Рахата Алиева (http://www.kub.kz/article.php?sid=18726), еще больше подогрело интерес к теме Рахата Алиева.

Я же – после прочтения открытого письма Рахата Алиева президенту Казахстана – в очередной раз потерял сон. А когда сегодня с утра прочитал сообщение об отказе Австрии выдать Казахстану Рахата Алиева, то и вовсе потерял всякий покой.

И тогда я прибег к старому испытанному средству. Надел наушники, включил музыку из балета Чайковского «Лебединое озеро» и попытался расслабиться. И получилось! Я прямо физически ощущал, как нервы, как будто до этого сплетенные в тугой жгут, начинают расслабляться, выпрямляться. По телу разлилось приятное тепло, и мне, наконец, удалось заснуть. И мне приснился снова разговор президента Назарбаева с олигархом Машкевичем. И я, как только проснулся, тут же начал описывать свой сон… При этом - не выключая музыки, но повесив при этом наушники на настольную лампу, чтобы и напоминающую музыку было слышно, и чтобы она громко не звучала и не мешала работе…

Олигарх Машкевич:

- Здравствуйте, уважаемый Нурсултан Абишевич! Вы меня вызывали?

Президент Назарбаев:

- Да, вызывал! Хоть ты один на месте оказался! А то все тут разбежались. Все прячут свои чувства – одни прячут свой страх, а другие радость! Даже руководитель моей администрации под благовидной причиной, что у него обострился геморрой из-за сидячей работы, сидит дома и не показывается мне на глаза.

Олигарх Машкевич:

- Но, что же случилось, уважаемый Нурсултан Абишевич?

Президент Назарбаев:

- Ты в курсе, что я вконец опозорен перед всем миром?

Олигарх Машкевич:

- Не может быть такого!!! Кто мог посметь даже попытаться Вас опозорить? Журналисты Куанышалин, Тогузбаев или поэт Арон Атабек что ли?

Президент Назарбаев:

- Этих журналистов и разных там поэтов я не знаю и знать не хочу! Эти пусть лают – собака лает, караван идет! Опозорили меня, вконец, наш «Троцкий» и Австрия. Рахат Алиев тут давеча написал открытое письмо мне, в котором представляет меня неким фашистом, диктатором, и что у меня, якобы, есть наследник, которому я собираюсь в 2030 году передать в наследство свою власть…

Олигарх Машкевич:

- …Но Вы же сами говорили, что темы разговора о наследнике не следует бояться, что ее надо наоборот потихоньку вытаскивать на свет божий, чтобы наш народ, наконец, мог спокойно вздохнуть от того, что когда-то Вас сможет сменить человек Вашей наследной крови, и что разные там Ароны Атабеки, которые начали говорить об этом, только помогают Вам?...

Президент Назарбаев:

- Да, я так думал, и в принципе, продолжаю так же думать. Я предполагал, что этот Арон Атабек тем, что затронул тему о моем наследнике, сделал фальстарт, и тем самым обгадил старт Рахата Алиева по данной теме. И когда 6 августа я прочитал открытое письмо Рахата, где он так в конце, трусливо, но с явным намеком на то, что если мы и дальше будем показывать скелеты, которые накопились в шкафах Рахата Алиева, разбросанные по всему миру, то он об этом наследнике расскажет всю правду. Но откуда у него эти данные о проекте «Наследник», если о нем знали только два человека: я и ты? Ты можешь ответить на этот вопрос? Не отводи глаз, смотри мне прямо в глаза!

Олигарх Машкевич:

- Могу ответить! Вы помните, Нурсултан Абишевич, когда я сказал, что сам не могу лично всем заниматься, то попросил в помощники Ермухамета Ертысбаева? Вот вам и третий человек! А говорят, что если о тайне знают три человека, то знает и свинья! Потом нам пришлось еще кое-кого из Алматы к этому делу подстегивать…

Президент Назарбаев:

- Ну, ладно! В принципе, я знаю, что все тайное со временем становится явным… Это, в принципе, не смертельно! Так я и думал, когда 6 августа читал письмо Рахата Алиева. Ты же знаешь, что это с его стороны – самый настоящий шантаж. Но ты также знаешь, что я никакого шантажа не боюсь!

Олигарх Машкевич:

- Да, я знаю, что Вы – героическая личность. И я даже не понимаю, почему Вас в свое время не сделали Героем Советского Союза?

Президент Назарбаев:

- Да, из-за этого как раз и рухнул Советский Союз - эта страна не ценила настоящих героев, но зато вешала звезды героев на грудь разным там престарелым маразматикам, которые были маразматиками в прямом, а не в переносном смысле слова…

Олигарх Машкевич:

Ну тогда Вам и надо было плюнуть на это письмо Рахата Алиева – как в переносном, так и в прямом смысле слова! Кстати, о последнем - я вовсе не шучу! Вот, например, Вам принес текст этого письма руководитель Вашего аппарата…

Президент Назарбаев:

- Нет, это письмо принес мне Ертысбаев. Мы с ним еще подумали, какой ответ дать этому «Венскому Керзону»…

Олигарх Машкевич:

- Да, какая разница, кто принес Вам это письмо!? Я говорю о том, что на это письмо надо было плюнуть! Физически! То есть в буквальном смысле слова! Извините за некоторую физиологическую подробность, но знаете, ничего в таких ситуациях не облегчает душу, как сформировать хороший, тягучий харчок в глубине гортани, а затем выплюнуть ее на это письмо, стремясь при этом попасть на фотографии Рахату Алиеву прямо в лицо, а еще лучше – в его бесстыжие глаза…

Президент Назарбаев:

- Это помогает только психологически? А вот на него физически после этого какое-либо воздействие оказывается? Типа сглаза, порчи и т.п. Хотя на все эти вещи ученые обычно смотрят как на элементарное шарлатанство или даже на проявление дремучего язычества…

Олигарх Машкевич:

- Вы знаете, Нурсултан Абишевич, когда какие-то горе-ученые не знают чего-то, то они это тут же объявляют несуществующим. Самый наглядный пример: те ученые, которые не знают о существовании Бога, объявляют, что Бога не существует. И даже придумали себе гордое название – атеист, а свое учение назвали атеизмом. А учение о Боге они называют шарлатанством. Но ведь мы-то знаем, - по крайней мере, я и Вы, - что Бог существует. Следовательно, эти атеисты-ученые сами являются шарлатанами от науки! Так что поверьте мне – если плюнете на фотографию Рахата Алиева, то это поможет! И поможет не только психологически!..

Президент Назарбаев:

- Интересно, и как же это помогает? То есть мне интересен сам механизм…

Олигарх Машкевич:

- Точно о механизме подобной помощи я не могу все сказать, так как не все знаю. Но, во-первых, Вам должно быть известно, что еще во времена Советского Союза под крышей КГБ в разных уголках страны было не менее 20 научных лабораторий, исследовательских центров и т.п., которые исследовали разного рода оружия, которые могут эффективно действовать на психику человека…

Президент Назарбаев:

- Мне наши руководители КНБ за все эти годы ничего подобного не докладыавли…

Олигарх Машкевич:

- Нурсултан Абишевич, Вы же лучше, чем кто-либо другой, знаете, что представляют собой наши руководители КНБ!

Президент Назарбаев:

- Это уж точно! Но, продолжай!

Олигарх Машкевич:

- Так вот, на расстоянии можно не только воздействовать на психику человека, но и убить его!

Президент Назарбаев:

- Убить? Это – интересно!..

Олигарх Машкевич:

- Но я не гарантирую того, что если Вы сегодня плюнете на рожу Рахата Алиева или даже выколете булавкой его глаза – на фотографии, разумеется, - то, что завтра он уже окачурится… Но со временем, это может вполне произойти, если только…

Президент Назарбаев:

- Что – если только? Продолжай!

Олигарх Машкевич:

- Если только соответствующие люди в Вашем окружении будут достаточно догадливы!

Президент Назарбаев:

- Так, поясни-ка мне эту мысль!

Олигарх Машкевич:

- Вы же знаете, что Рахат Алиев по возрасту годится Вам в сыновья!?

Президент Назарбаев:

- Это и ежу понятно – если он муж моей дочери! Точнее – был мужем. Был, да сплыл!.. А она – мне в дочери годится… Точнее, дочерью и является!

Олигарх Машкевич:

- Так вот, гибель подобного молодого человека всегда будет казаться подозрительной. И не дай бог, если Вы когда-либо вслух выразите свое хоть малейшее желание увидеть его мертвым! Всегда найдется тот, кто запишет эти слова на диктофон и потом предаст огласке…

Президент Назарбаев:

- И что же ты предлагаешь? Плюнут Рахату в харю, выколоть ему глаза – на фотографии, разумеется, и затем выбросить эту фотографию в мусорную корзину?

Олигарх Машшкевич:

- Вот как раз ничего и не надо выбрасывать! Надо, наоборот, ее оставить на столе на видном месте… Хорошо бы иметь несколько фотографий Рахата. Например, на одну фотографию можно харкнуть и положить ее на видное место, когда Вы будете разговаривать с Ермухаметом Ертысбаевым… На другой фотографии можно его расчленить и выколоть ему глаза и положить ее таким образом, чтобы ее мог видеть Дутбаев, Шабдарбаев, Мухамеджанов, Тусупбеков и даже Кайрат Мами или Загипа Балиева во время разговора с Вами…

Президент Назарбаев:

- Так, так, я начинаю понимать ход твоих мыслей… Значит, Ертысбаев должен заняться контрпропагандой, а эти силовики-правовики должны либо судить, либо…

Олигарх Машшкевич:

- Не продолжайте, уважаемый Нурсултан Абишевич! Я понял – что Вы все поняли. Кроме того, Ваш кабинет убирают технички… Пусть Ваши помощники не убирают подобную фотографию с Вашего стола перед уборкой… Все это станет в конечном счете известным Дариге, а потом и самому Рахату Алиеву. И если после этого даже не предпринимать никаких действий против него, то ему все равно станет плохо!

Президент Назарбаев:

- Но ты же знаешь, Саша, что я – человек действия! Я не могу бездействовать! Смотри – какую красавицу Астану я построил вот этими руками!

Олигарх Машшкевич:

- Ну, если действовать – так действовать! Но сначала я хотел бы знать, что Вас еще так расстроило? Не это же письмо Рахата Алиева, в котором, надо полагать, он говорит о том, что служил Вам как верный пес, а потом пытается шантажировать Вас, и как Вы сказали, он упомянул о Вашем наследнике? Все это вполне прогнозируемо, и Вы были готовы к этому. А главное – к этому уже готов народ, который, наоборот, ждет-не дождется, когда же у Вас появится сын-наследник, и когда Вы об этом торжественно и официально объявите всему миру…

Президент Назарбаев:

- Да, само это письмо яйца выеденного не стоит! Но вот сегодня я узнал, что Австрия отказалась выдать мне Рахата Алиева! А это кардинально меняет ситуацию! Если еще вчера мы представляли миру один труп за другим, которые висят на Рахате Алиеве, - он же настоящий казахский Чикоттило! - а он в ответ пытался твердить, что его преследуют по политическим мотивам, то сегодня получается, что для того, чтобы получить его к себе в руки и здесь его пытать и казнить, мы тут убиваем людей и вешаем трупы на Рахата Алиева… И если вчера, когда он пытался представить меня главным злодеем, фашистом, диктатором, то теперь ему и не надо трудиться, так как вместо него это сделала Австрия!..

Олигарх Машкевич:

- Кстати, об Австрии я никогда не был высокого мнения! Достаточно вспомнить, что Гитлер – выходец из Австрии! Там и до сих пор во власти находятся недобитые фашисты, которые изображают из себя великих демократов. Таков уж парадокс – чем больше в человеке фашизма, тем больше он себя корчит демократа. Вот и Рахат, которого Вы назвали казахским Чикотиллой, пытается одеть на себя одежду демократа…

Президент Назарбаев:

- Ты понимаешь, Саша, эти австрияки теперь кивают на свой суд – мол, австрийский независимый суд принял решение, которое окончательно и обжалованию не подлежит, об отказе в нашей просьбе об экстрадиции Рахата Алиева в Казахстан. Ты, понимаешь, Саша, что это решение принимали ЮРИСТЫ? С которыми я просил тебя плотно поработать! Ведь мы же с тобой прекрасно знаем ЦЕНУ независимого демократического суда! Получается, что кто-то из нас недооценил? Пожадничал, стало быть! Неужели все дело оказалось загубленным из-за элементарного жлобства?

Олигарх Машкевич:

- Ни о каком жлобстве, - во всяком случае, с моей стороны, - и речи быть не может! Так, когда недавно Ертысбаев собирался в Вену, то я ему передал кое-что. Этого кое-что должно было хватить не на одного, а на целых 100 юристов – чтобы они приняли верное решение!

Президент Назарбаев:

- Да? А между тем один из свидетелей на суде показал, что его пытались подкупить! Что по этому поводу ты можешь сказать? Когда подобное происходит?

Олигарх Машкевич:

- Подобное происходит, когда человеку дают меньше, чем он ожидал. Когда он считает, что его ЦЕНУ недоОЦЕНИЛИ!

Президент Назарбаев:

- Ну, и кто недооценил? Ведь главный эксперт-оценщик это – ты!?

Олигарх Машкевич:

- Клянусь мамой, я все верно оценил! Я дал Ертысбаеву с запасом! Неужели это он мог проявить жлобство и присвоить себе деньги? Навариться, так сказать… Теперь я вспоминаю, что мне показалось странным, на какие деньги он в прошлом году на широкую ногу отмечал свой юбилей…

Президент Назарбаев:

- Мне тоже тогда показалось это странным… Но он мне поклялся, что он ни копейки не взял из бюджета, что это – всего лишь его так называемый административный ресурс, который нигде и никак не учитывается… Но все равно этого парня надо взять себе на заметку. Тем более, что такое дело провалено! Как ты мне докладывал, а за тобой повторял Мухамеджанов, я должен был в августе заполучить Рахата Алиева. А вместо него получил позор на весь мир! Но теперь надо утроить, если надо удесятерить наши усилия. Ты же знаешь, что я не могу мириться с поражением. Что у меня – психология победителя! Надо действовать, решительно и стремительно!

Олигарх Машкевич:

- Ну, если действовать, то я думаю, что надо оглянуться на тех, кто сейчас находится рядом с Вами, и почистить ряды…

Президент Назарбаев:

- Что ты предлагаешь?

Олигарх Машкевич:

- Я думаю, что надо поменять практически всех первых руководителей КНБ, МВД, Генпрокуратуры, Верховного суда и Минюста. Это все люди вчерашнего дня…

Президент Назарбаев:

- Ты абсолютно прав! Я об этом неоднократно задумывался! Что толку от нынешнего Генпрокурора, если он в бешбармаке разбирается больше, чем в написании грамотного послания своим австрийским коллегам. Когда я смотрю на его бешбармачные щеки, то всегда вспоминаю эпоху застоя! Вот посмотри на меня – разве я не мог бы есть бешбармак в три горла на свою скромную зарплату? Но я же подтянуто выгляжу! Потому что работаю день и ночь над собой! Да, на этих должностях нужна новая генерация людей. Кстати, выборы по партийным спискам как раз позволяют плавно пересадить этих людей в кресла депутатов…

Олигарх Машкевич:

- Из старых я хотел бы просить Вас только о Ермухамете Ертысбаеве…

Президент Назарбаев:

- Нет, Ертысбаева я твердо решил убирать с занимаемой им должности!

Олигарх Машкевич:

- Отлично! Но его можно назначить председателем КНБ!

Президент Назарбаев:

- Это что-то весьма экзотическое – Ермухамет Ертысбаев и вдруг – председателем КНБ!? Тем более, что ты сам только что предположил, что именно из-за жлобства Ертысбаева могла сорваться операция «Зять живым!»

Олигарх Машкевич:

- Ну, кто из живых не совершает ошибок! Но зато он единственный, кто может довести разработать и осуществить операцию «Конец Троцкого!» Действовать, так действовать! Против таких Троцких есть только одно действенное средства, как сказал бы ныне покойный Герой Советского Союза Рамон Меркадор… А разные там Дутбаевы, Шабдарбаевы о таких явлениях как Меркадор, я полагаю, ничего не знают! Поэтому мое предложение по Рахату Алиеву, я полагаю, является не экзотическим, а революционным…

Президент Назарбаев:

- Что-то в этом предложении есть… Надо подумать!

Олигарх Машкевич:

- А Вы знаете, Нурсултан Абишевич, ведь Ертысбаева можно и протестировать так сказать на профпригодность…

Президент Назарбаев:

- Это как же?

Олигарх Машкевич:

- А Вы возьмите две фотографии Рахата Алиева. На одну плюньте, но только так смачно, чтобы видно было не напрягая зрение! А другую разрежьте, чтобы обязательно отделить голову от туловища. Желательно еще и выколоть глаза Рахату Алиеву… Инадо положить их так, чтобы Ертысбаев их мог бы видеть. И какой фотографией он заинтересуется больше – стало быть на той должности он больше профпригоден!

Президент Назарбаев:

- А если он ни одной не заинтересуется, или заинтересуется обеими фотографиями?

Олигарх Машкевич:

- Если не заинтересуется, то это тогда уже – его проблемы! Тогда ему лучше всего лясы точить в парламенте - пусть там тогда сидит и чирикает, соловей... А если заинтересуется обеими, то стало быть, он тем более годится в председатели КНБ, так как может и дело сделать, и потом подать как надо сделанное им…

Президент Назарбаев:

- Гениально придумано, Саша! Кстати, у тебя есть фотографии Рахата Алиева и Ермухамета Ертысбаева?

Олигарх Машкевич:

- А Ертысбаева – зачем?

Президент Назарбаев:

- На всякий случай!

Олигарх Машкевич:

- Говорят, друга держи близко, а врага – еще ближе! Во всяком случае, фотографии Ертысбаева и Рахата у меня всегда при мне. Возьмите, Нурсултан Абишевич! (Передает фотографии)

Президент Назарбаев:

- Только сейчас разглядел, какие бесстыжые и злобные глаза у этого Рахата! Так и хочется плюнуть на них и … Настоящий Чикотилло, в галстуке! А Ермухан – хорош! Прямо, как Комиссаржевская! Одно плохо - не любит он смотреть в глаза! А я не люблю деятелей с воровато-бегающими глазками...

Ну ладно, покончили с Рахатом! Теперь, что же нам делать с Австрией? Я же не могу просто так снести ее плевок в мою сторону!?

Олигарх Машкевич:

- Я думаю, что когда Казахстан возглавит ОБСЕ, то первым делом надо поставить вопрос об исключении Австрии из членов ОБСЕ! Не может страна, которая прячет у себя таких Чикотилло, как Рахат Алиев, быть членом ОБСЕ. Это – прямое издевательство над демократией! Это рецидивы фашизма, которые после Гитлера Австрия еще не изжила из себя!

Президент Назарбаев:

- Прекрасные слова, Сашенька! Как бальзам на душу! Так мы и сделаем! Ну, нам пора расставаться! И найди мне этого жлоба Ертысбаева. Объясни ему, что убивать его не буду, пусть не прячется за какой-нибудь геморрой… А я уж тут поэксперементирую над ним…

Олигарх Машкевич:

- Будет сделано, Нурсултан Абишевич! До свидания!

Президент Назарбаев:

- Гуд бай, май лайв, гуд бай! Да, скажи-ка, Саша, как правильно пишется: ЧикоТТило или ЧикотиЛЛо? Где нужно писать две буквы?

Олигарх Машкевич:

- Я думаю, что если напишете ЧиККоТТиЛЛо, то не ошибетесь!

Президент Назарбаев:

- Ну ты, и жук, Саша! Ну, ладно, двигай! Нам нужно адекватно и оперативно ответить на все вызовы нашего времени!